Дерябин Юрий Степанович

 

Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации,

Руководитель Центра Северной Европы Института Европы РАН

 

Родился 3 января 1932 г. в с.Карачелка, Шумихинского района, Курганской области. В 1954 г. окончил Московский государственный институт международных отношений МИД СССР по специальности юрист-специалист по международному и государственному праву. В 1954 - 1996 гг. был на дипломатической службе, в т.ч. в качестве заместителя министра иностранных дел и посла России в Финляндии, занимался вопросами отношений со странами Северной Европы, проблемами безопасности и сотрудничества в Европе. В 1996 - 1998 гг. работал заместителем Секретаря Совета Безопасности РФ по международным вопросам. Имеет ранг Действительного Государственного Советника РФ 1 класса. Награжден российскими и иностранными орденами. Член Консультативного Совета международного Фонда балтийского развития ( Копенгаген). Написал 10 книг по проблематике Северной Европы и вопросам европейской безопасности, в том числе изданных за рубежом ( под псевдонимом “Юрий Комиссаров”), а также более 300 статей. В Институте Европы РАН с 1999 г.

НЕМНОГО ОБ ИСТОРИИ ДЕРЯБИНЫХ

То, что мы сегодня знаем о происхождении Дерябиных весьма скудно и разрознено. Основанных на документах данных удалось найти немного. Да многие из них, видимо, не сохранились. Кое-что удалось воссоздать по книгам (их, кстати, немного), рассказам и собственным представлениям. Во всяком случае, род Дерябиных, по моим подсчетам, довольно старинный, он насчитывает примерно четыре столетия, если за начало брать появление на Урале первого Дерябина.

Откуда пошли Дерябины

Отец мой, Степан Андреевич, родился в начале прошлого века, за 11 лет до Великой Октябрьской революции, 10 ноября 1906 года на Урале в селе Дерябино (Дерябинское) Верхотурского уезда Тобольской губернии, расположенном на берегу реки Верхняя Тура. Дед, происходивший из крепостных крестьян, Андрей Вонифатьевич, своего хозяйства не имел, плотничал, работал у богатого односельчанина, промышлял охотой. Жили они скудно. В семье родилось 13 детей, из которых в живых осталось только пятеро, из них три сына - Степан, Александр и Роман. С детских лет отец и его братья батрачили на богатых односельчан. Дед, которого я даже не видел, умер в 1916 году, а бабушка Анна Павловна - в 1952 году Рассказывают, что село ведет свое начало от беглого казака с Дона после подавления восстания Степана Разина в 1671 году. Настоящее его имя неизвестно ( предположительно - Федор ), но местные жители назвали его "Дерябой" (тогда на Руси в обычае было давать прозвища, которые затем превращались в фамилии). "Деряба" - это большой дрозд - деряба, птица, распространенная на Урале. Видимо, во внешности донского казака было что-то схожее с этой птицей. Как бы то ни было, срубленная в густом лесу на берегу реки заимка со временем превратилась в довольно большое село, где жители носили фамилию Дерябин, а само село получило название Дерябино, хотя иногда его называют Дерябинским. Правда, есть и другие версии происхождения фамилии Дерябин, которые нравятся мне гораздо меньше. Ведь это прозвище, которое затем нередко превращалось в фамилию, было довольно распространенным не только на Урале, причем имело разные значения. Например, в Рязанской губернии <дерябой> (иногда <дерягой>) называли драчуна, забияку, во Владимирской - неспокойного ребенка, плаксу, реву, в ряде других мест - высокомерных, шероховатых, фальшиво поющих людей (Тамбовская. Курская губернии). Откуда - то пошло и получило широкое распространение такое прозвище для любителей выпить (<дерябнуть>). В словаре В.Даля есть и другое определение этого глагола - сильно ударить, огреть. При такой пестроте значений невозможно установить, какое из них послужило в том или ином случае источником фамилии. Я лично предпочитаю объяснение, которое дал в начале этой главы. В этом меня поддерживает москвич Владимир Дерябин, с которым я недавно познакомился и который, будучи инженером-электронщиком, в свободное время занимается генеалогией Дерябиных, происходящих от уральского Федора Дерябы, и даже вывесил ее на своем сайте в Интернет www.deryabino.ru. При этом я не настаиваю, что фамилия Дерябин впервые появилась именно в соответствии с моей версией и именно на Урале в ХУП веке. Например, в <Ономастиконе> Веселовского упоминаются : князь Андрей Иванович Деряба Шуйский, середина XV1 в.; Гаврило Васильев Дерябин, крестьянин, 1523 г., Переяславль; Давид Корнильевич Дерябин, подьячий , затем дьяк 1683-1675гг. И название села Дерябино можно встретить не только на Урале. Например, в <Кормовой книге Троице Сергиевой Лавры < за 1592 год упоминается, что Великий князь Василий Ш Иоаннович( отец Ивана Грозного) пожаловал лавре села Дерябино и Тураково. Так, может быть. речь идет о нашем селе, которое существовало еще до появления Федора, а он лишь поселился там, сбежав с Дона? Но внимательно посмотрев документы того времени, можно с установить. что Дерябино и Тураково были селами, расположенными на берегу реки Уча, впадающей в Клязьму (то-есть недалеко от нынешнего подмосковного города Пушкино, всего километрах в 30 от Москвы.). От них уже ничего не осталось. Так что, если где-то встречается фамилия Дерябин или соответствующее название села, то совсем не обязательно искать уральские корни. Кстати, будучи в Хельсинки, я случайно узнал, что в канцелярии одного из российских генерал-губернаторов работал Григорий Дерябин, а на православном кладбище увидел крест с надписью "Леночка Дерябина" (видимо, его дочка). Между прочим, Г.Дерябин жил на той же улице, где расположено наше посольство. Но вернемся к селу Дерябино в моей версии, которую я слышал от отца и дополнил некоторыми документами и рассказами местных жителей, когда я приезжал туда в 1998 году. Оказавшись на Урале и будучи православным, Федор первым делом соорудил небольшую часовенку, обзавелся нехитрым хозяйством. У него родился сын, которого он назвал Куприяном, подарившим ему четырех внуков Ивана, Ортюшку, Гаврилку и Ефремку. Срубленная в густом лесу на берегу реки заимка со временем превратилась в небольшую деревню - по <Ревизской сказке Верхотурского уезда 1719 года> там было всего 12 дворов; где все жители носили фамилию Дерябин. Судя по карте Верхотурского уезда 1735 года, там была построенная маленькая деревянная церковь. До Дерябино добраться в те времена был трудно, она была одним из самых отдаленных уголков Верхотурского уезда, сразу за ней начинались массивы хвойного леса, переходившие в непроходимую тайгу. Позднее деревня разрослась, стало довольно богатым селом. Ведь оно стояло на реке Верхняя Тура, которая была судоходной, одним из водных путей за <Камень> (так называли тогда Урал). К тому же неподалеку находится село Меркушино, где в ХУП веке жил один из самых почитаемых на Урале и в Сибири святых Симеон Верхотурский. На месте, где были найдены его мощи, построены богатые монастыри, бьют ключи, считающиеся святыми. Сюда всегда стекались тысячи паломников. А находившийся в полусотне километров от Дерябина уездный город Верхотурье был значительным торговым центром, имел даже свою таможню, претендовал на роль <столицы Урала>. Славился он и своими монастырями и храмами, которых было около пяти десятков и среди которых выделялся величественный Спасо-Николаевский мужской монастырь, построенный более 400 лет назад. Это крупнейший в Зауралье монастырь, занимающий по площади почти половину Московского кремля. Воздвигнутый на территории монастыря Крестовоздвиженский собор - третий в России после Храма Христа Спасителя и Исакия) Во времена советской власти здесь были размещены тюрьмы и исправительно-трудовая колония для несовершеннолетних. В 1999 году монастырь был возвращен церкви, и после многолетней реставрации является действующим. Однако само Верхотурье, к сожалению, захирело, превратилось в заштатный городок, где сейчас живет всего около 9 тысяч человек. В самом Дерябино в 1794 году была заложена, а через пять лет освящена великолепная Христорождественская церковь, каменная, двухэтажная, двухпрестольная. Нижний храм был назван в честь Рождества Христова, а верхний - пророка Иоанна Предтечи. Церковь была богато украшенной резным камнем, в ней хранилось немало драгоценностей. Сейчас она представляет собой весьма удручающее зрелище - как сотни и сотни сельских храмов, порушенных в годы советской власти. В 1922 году из нее было изъято почти 16 килограммов серебряной утвари. В 1930 году храм вообще был закрыт, а в 1948 году снесена колокольня. После закрытия церкви в ней размещался хозяйственный склад. А пока, Слава Богу, начали восстанавливать построенную в 1914 году деревянную церковь, освященную во имя Серафима Саровского, память которого многие нынешние верующие дерябинцы почитают как первопрестольный праздник бывшего прихода. До последнего времени в ней находилась пожарня. Кстати, в Христорождественской церкви служил причетником и псаломщиком, а затем был посвящен ва диаконы Феодор Дерябин, отец А. Ф. Дерябина, родившегося здесь в 1770 году. Андрей Федорович стал выдающимся русским горным инженером, организатором производства на Урале, основателем Ижевского оружейного завода (тот самый, где производят известные на весь мир автоматы Калашникова). От своего предка жители села Дерябино унаследовали любовь к свободомыслию, к бунтарству. Когда Емельян Пугачев в XVIII веке поднял восстание, среди его есаулов был и один из Дерябиных. В революции 1905 года, а затем Октябрьской революции 1917 года активно участвовала Серафима Дерябина, которая была в числе руководителей борьбы за Советскую власть вначале в Екатеринбурге, а затем в Самаре. Ее имя - в "Большой Советской Энциклопедии" (вряд ли оно сохранилось в нынешних российских справочниках). Через село Дерябино прокатилась гражданская война, разделившая, как и всю Россию, на "красных" и "белых". Одним из руководителей ревкома в селе был матрос Балтийского флота Афанасий Дерябин. К сожалению, позднее судьба у него не сложилась. Я встретил его в 1947 году в Вологде почти спившимся, и отец, который тогда работал секретарем обкома, устроил его кочегаром. К сожалению, среди Дерябиных оказался и человек, имевший отношение к трагедии царской семьи в Ипатьевском доме. Им был Никита Дерябин, родившийся в соседней с селом Дерябино деревне Тимошина и работавший на Сысертском оружейном заводе под Екатеринбургом. Из рабочих этого завода, где большевистская организация считалась лучшей, была создана наружная охрана Дома Особого назначения. В отличие от внутренней охраны, основу которой составляли чекисты и красноармейцы, сотрудникам наружной охраны доступ в помещения, где содержались Николай П и его семья, не был разрешен. Они были размещены в соседнем доме и несли охрану по периметру, хотя имели возможность просматривать двор и часть дома Ипатьева. Версия роли Дерябина, которую я излагаю, основывается на показаниях, которые дал начальник наружной охраны Анатолий Якунин на допросе у судебного следователя по особо важным делам Омского окружного суда Н.А.Соколова. В ночь на 17 июля Дерябин находился в одной из верхних комнат домика наружной охран и из окна, выходящего на ипатьевский дом, мог наблюдать происходящее. Вместе с другим охранником Клещевым они видели, как во двор вывели царскую семью в сопровождении десяти вооруженных чекистов, большинство из которых были латыши. Удалось им также рассмотреть часть комнаты, где происходило уничтожение жертв. Увидели они и Юровского, который сказал императору: > Мы принуждены Вас расстрелять>.В ту же минуту раздалось несколько выстрелов из револьверов. Никто из допрошенных не настаивал на том, что стрелял Юровский. По их словам, первые выстрелы были сделаны сотрудником местной ЧК Никулиным и некоторыми из латышей. Видели они также, как достреливали и докалывали уцелевших, утверждая, однако, что из лиц царской семьи штыками была приколота только Анастасия. По словам Якунина, охранники, ставшие свидетелями расправы, были поражены и потрясены всем увиденным. Особенно был расстроен этим Дерябин. Он прямо называл убийц <мясниками>, говорил про них с отвращением. Дальнейшая судьба Никиты Дерябина неизвестна. Почти все сотрудники наружной охраны ушли с Красной Армией на фронт. Но, конечно, самым знаменитым человеком, который родился в селе Дерябино, был Андрей Федорович Дерябин. Скромный сын сделал блестящую карьеру. Был директором Горного кадетского корпуса в Санкт-Петербурге (сейчас Государственный горный институт им Г.М.Плеханова),затем основателем и первым директором Департамента горных и соляных дел. Заслужил один из высших государственных чинов - оберберггауптмана 4- го класса (по петровской <Табели о рангах> приравнивался к действительному статскому советнику или генерал-майору) - такой в России имели всего три чиновника. Был награжден редким и особо почетным орденом святой Анны 1-й степени c бриллиантами и муаровой лентой. Андрей Федорович не только получил личное дворянское достоинство, но породнился с высшим обществом, женившись (вторым браком) на княжне Наталии Никитичне Урусовой, происходящей из столь же знатного древнего рода, что и Юсуповы. От этого брака родился в 1913 году сын Федор, который пошел по стопам отца, став горным инженером, ученым и получил чин коллежского советника (приравниваемый к полковнику). Была еще дочь Надежда Андреевна, рожденная в первом браке, однако сведений о ее судьбе не имеется. Однако, на 47-м году жизни Андрей Федорович оказался в опале. Это связывают с его участием в масонской ложе <Полярная звезда>, членом которой был и его покровитель М.М.Сперанский, наставник императора Александра 1. По наущению Аракчеева масонская ложа была запрещена, а А.Ф. Дерябин разжалован и оказался в добровольном изгнании в захолустном провинциальном местечке Гомель Могилевской губернии. Последние годы он жил в тяжелых условиях, будучи серьезно больным и к тому же практически разоренным из-за недобросовестных конкурентов. Скончался он в возрасте 50 лет в июне 1820 года в том же Гомеле, а похоронили его (такова была воля жены) возле Ярославля в Толгском мужском монастыре (сейчас это Свято-Введенский женский монастырь). К сожалению, все могилы и надгробья были уничтожены большевиками. В апреле 2002 года останки А.Ф.Дерябина, обнаруженные после длительных поисков, были извлечены из монастырской земли и торжественно доставлены в исторический центр Ижевска. 11 июня, в день 195-летия оружейного завода, состоялось торжественная церемония переноса праха. Когда в июне 1998 года я находился в служебной командировке в Екатеринбурге, то попросил свозить меня в Дерябино (где я никогда не был, а слышал только по рассказам отца). Пробыть там я смог, к сожалению, всего полдня (дорога, даже на <Тойоте> заняла в оба конца более десяти часов). Многого, естественно, не увидел. Но того, с чем я там столкнулся, хватило на самые тяжелые впечатления, уезжал я с подавленным настроением. Когда то процветающее село (каким оно мне рисовалось по рассказам родственников) почти полностью пришло в упадок. Старые подгнившие дома, более или менее приличных усадьб совсем наперечет. Много домов барачного типа - к стати, коренных дерябинцев осталось мало, в основном здесь обитают приехавшие в войну и оставшиеся здесь. По пыльным улицам бродят отощавшие коровы и свиньи. С кормами плохо, еще хуже с техникой. За окружающим селом лесом никто не следит. Когда я попросил проводить меня на могилу деда, то мне отсоветовали, сказав, что старое кладбище сейчас заболочено. Население постоянно сокращается, люди уезжают. В 2006 году здесь проживало всего 573 человека. Кстати, старожилов-однофамильцев я почти не встретил. Только за один год жителей Дерябинской сельской управы стало меньше на 35 человек. В селе 27 безработных. Постоянной работы в селе практически нет, бывший здесь перед войной вполне справный колхоз давно закрылся, а в уездный центр ездить и накладно. За поездку на автобусе туда и обратно нужно выложить 200 рублей. Люди вынуждены зарабатывать на жизнь временной сезонной работой: у своих же, более состоятельных односельчан колоть дрова, копать огороды, заготавливать сено. Рыболовством на Туре (а рыба здесь есть) мало кто занимается. Ведь доходов она не приносит. Кто-то зарабатывает на жизнь производством и продажей самогона и спирта. В прошлом году у 21 жителя были обнаружены посевы опиумного мака. Раньше жители села славились своей трезвостью, сейчас же полно пьяных, есть наркоманы, завелись и воришки. И какой иронией веет от надписи, которая сохранилась на одном из домов (видимо, раньше там было правление колхоза): < Селу - городскую культуру!>: В общем, нет ни села, нет культуры. И такова участь сотен тысяч сел и деревень, их населения в современной России.

Из книги воспоминаний /Юрий Дерябин. Заметки на полях моей жизни/

вернуться в начало

vladimir@deryabin.org

Сертификация, сертификат ISO в Екатеринбурге здесь.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru


Поиск Оборудование для производства обуви в Москве. | Быстрый и не дорогой способ попасть Финляндии, 00 маршрутка из спб в хельсинки. | купить справку в бассейн Шипиловская